Перейти к содержимому


Фотография

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ СУДА ПРИСЯЖНЫХ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ЛИНГВИСТОВ-ЭКСПЕРТОВ

лингвистическая экспертиза экспертиза текста автороведческая экспертиза

В этой теме нет ответов

#1 admin

admin

    Администратор

  • Администраторы
  • 2 486 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 06 Октябрь 2016 - 08:11

Босов А.Е.

 

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ СУДА ПРИСЯЖНЫХ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ЛИНГВИСТОВ-ЭКСПЕРТОВ

 

Ключевые слова: судебное речеведение, лингвистическая экспертиза, суд присяжных, вопрос о событии преступления.

Keywords: forensic linguistics, trial by jury, verdict, questions related to the event of crime.

 

В последнее время всё чаще принимаются законы, в пояснительных записках к проектам которых значилось: «не потребует дополнительных расходов из средств федерального бюджета». На деле такое финансово-экономическое обоснование оказывается достаточно лукавым, как следствие, действующая правовая система перестраивается на принципах, далёких от самоокупаемости и рентабельности. Нередко затраты, которые несёт общество в связи с принятием новых законов, существенно отличаются от провозглашённых законодателем не только вколичественном, но и в качественном отношении. Так, за введение в уголовное судопроизводство института так называемой полной апелляции российское общество с подачи Верховного Суда России расплатилось судом присяжных1.

_____________________________________________

1 Имеются в виду постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.11.2012 № 25 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» по вопросам совершенствования процедуры апелляционного производства» (http://vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=8215); дата обращения - 12.09.2014) и соответствующие изменения, внесённые в статью 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК). Подробнее см.: Босов А.Е., Машовец А.О. Суд присяжных в свете доктрины новой подсудности / А.Е. Босов, А.О. Машовец // «Чёрные дыры» в российском законодательстве. - 2013. - № 1. - С.110-112.

 

Подсудность уголовных дел перекроена, поэтому теперь едва ли продуктивно ностальгировать по суду присяжных или, наоборот, радоваться его клинической смерти. И ревнителям, и противникам стремительно исчезающего института надлежит задуматься о том, как обратить полученный за годы работы с этой формой уголовного судопроизводства опыт во благо судам районного и областного звеньев, которые вот уже второй год трудятся в режиме неоправданно высокой нагрузки.

Требования, предъявленные уголовно-процессуальным законом к производству в суде присяжных, делают этот институт воплощением состязательности - принципа, который должен сохраняться и поддерживаться при любых институциональных преобразованиях. Соблюдение и нарушение принципа состязательности могут проявиться лишь в ходе процессуального общения сторон (устного или письменного), поэтому самыми прогрессивными методами изучения судопроизводства сегодня могут считаться лишь те, которые построены с учётом данных не только правоведения, но и той отрасли научного знания, основным объектом исследования которой является коммуникация, то есть судебной лингвистики. Здесь же оговоримся: производство судебных лингвистических экспертиз составляет лишь малую часть того, чем занимается судебная лингвистика.

Общение в суде присяжных возможно как в устной, так и в письменной форме, однако практика показывает, что такое деление весьма условно. Устность в силу статьи 240 УПК является одним из общих условий судебного разбирательства и предполагает, в частности, что все процессуальные документы, которыми оперируют участники процесса, должны быть оглашены. Однако само по себе провозглашение документа (чтение вслух) не делает его актом устной речи и уж тем более не облегчает его восприятие.

Главная трудность судебной лингвистики состоит в том, что устность уже давно стала лишь данью традиции: устные жанры в судебном дискурсе давно выродились, а то, что принято называть судоговорением, в действительности является судописанием.

Так, например, речь председательствующего судьи, обращающегося к присяжным перед их удалением в совещательную комнату для вынесения вердикта, как правило, лишена таких качеств, как спонтанность и необратимость. Напомним, что статья 340 УПК, содержа ряд требований к содержанию напутственного слова (НС), не ограничивает председательствующего в выборе формы. Между тем судья не полагается ни на вдохновение, ни на профессионализм, ни даже на конспект - текст НС всегда подготовлен полностью, а работа над самим выступлением нередко ведётся так, как над самой настоящей ролью, когда лучшей считается та импровизация, которая отрепетирована до мельчайших пассажей.

С не меньшей тщательностью прорабатывают устные выступления и стороны, причём если раньше с заготовленными выступлениями обращались в прениях государственные обвинители и защитники, то теперь всё чаще можно встретить текст последнего слова подсудимого, который уже не ограничивается тривиальным «прошу строго не наказывать», а детально аргументирует это своё пожелание с использованием риторических приёмов и жизненного опыта товарищей. Спонтанному устному слову практически не осталось места в судебном дискурсе - теперь практически каждому участнику процесса можно адресовать знаменитые фамусовские слова «говорит, как пишет». Тексты становятся сложнее, всё больше тяготея к научному стилю.

В перечень процессуальных документов суда присяжных входят два уникальных - вопросный лист (ВЛ) и упомянутое НС. Их составление требует от всех юристов, участвующих в судебном заседании, высокого профессионализма и неординарных лингвистических навыков. Такое положение вещей определённым образом обязывает, с одной стороны, суд и участников уголовного судопроизводства, с другой - судебных лингвистов.

Первые - если они заинтересованы в скором и справедливом суде - при составлении всех текстов обязаны с удвоенным вниманием следить за безусловным соблюдением трёх принципов: разграничения полномочий судьи и присяжных заседателей (статья 324 УПК); объективности и беспристрастности (часть 6 статьи 339 и часть 2 статьи 340 УПК); понятности (часть 8 статьи 339 УПК), при этом понятным должен быть не только ВЛ, но и все устные и письменные тексты, адресованные присяжным.

Вторые (судебные лингвисты) должны избирать адекватные методы для того, чтобы всякий раз безошибочно определять, насколько тот или иной текст соответствует перечисленным принципам.

Исследовать коммуникацию в суде присяжных можно как в научно-практических, так и в учебных целях.

Безусловный научный и прикладной интерес представляют собой вопросные листы, точнее, так называемые первые вопросы - вопросы о событиях преступлений. Такие вопросы, согласно требованиям уголовно-процессуального закона, должны быть понятными, максимально краткими, при этом построенными без использования юридических терминов и сформулированными в деперсонифицированном виде, то есть так, чтобы по содержанию вопроса нельзя было установить или догадаться о том, кто совершил описываемое деяние. После соблюдения всех этих условий описание преступного деяния должно получиться образцовым - ёмким, то есть содержащим все существенные для определения наличия (отсутствия) состава преступления признаки, и одновременно взвешенным, без лишних деталей, затрудняющих восприятие вопроса и не влияющих на правовую квалификацию содеянного. Такое описание могло бы украсить любой приговор, постановленный без участия присяжных.

НС интересно не только как образчик искусства судебной риторики. Из статьи 340 УПК следует, что НС является таким речевым актом, который призван резюмировать большой массив информации, накопленной, по сути, за всё время, в течение которого длилось производство по уголовному делу (содержание обвинения и уголовного закона, исследованные в суде доказательства, позиции сторон). Кроме того судья обязан донести до присяжных и чисто техническую информацию, например о порядке совещания. Совершенно очевидно, что судья не имеет возможности остановиться на каждом исследованном доказательстве (это особенно касается многоэпизодных дел), поэтому он вынужден произвести определённую сортировку доказательств. Однако сделать это нужно так, чтобы не выразить своего отношения к доказательствам (в том числе к тем, которые решено не упоминать) и не сделать из них никаких выводов (пункт 3 части 3 статьи 340 УПК). Таким образом, НС также предстаёт как результат серьёзной аналитической работы - отбора и обобщения. Опыт написания НС также может быть использован при составлении приговоров и иных уголовно-процессуальных актов, например, постановлений об избрании (продлении, изменении) мер пресечения, о применении принудительных мер медицинского характера.

Не менее перспективно изучение того, как ведёт себя стандартный процессуальный (и шире - юридический) документ в суде присяжных. Особого внимания в этом смысле заслуживают различные заключения экспертов.

Вот выдержка из заключения судебно-медицинского эксперта, которое было исследовано коллегией присяжных при рассмотрении Нижегородским областным судом многотомного уголовного дела по обвинению двух лиц в бандитизме, квалифицированных убийствах, особо квалифицированных разбойных нападениях, половых преступлениях: «...массивное кровоизлияние в мягкие ткани в окружности кожной раны по ходу раневого канала, направленного спереди назад почти горизонтально, чуть справа налево...»1.

______________________________________

1 Архив Нижегородского областного суда. Дело № 2-1/2010, т. 33, л.д. 17-178.

 

Приведённый пример трудно дополнить каким-либо комментарием. Обладая статусом участника уголовного судопроизводства, эксперт всё чаще удаляется в своеобразную башню из слоновой кости не только от производства в суде первой инстанции, но и от досудебных стадий процесса. В результате такого удаления появляются и множатся заключения, с текстами которых не могут совладать не только присяжные, но даже искушённые специальными познаниями юристы.

Если бы эксперт в своей профессиональной деятельности всякий раз ориентировался именно на судью от народа как единственного адресата, качество заключений не страдало бы так сильно. Нет сомнения, что такой подход благоприятно сказался бы и на качестве всех документов, которые готовятся для суда представителями экспертного сообщества, поскольку настоящий профессионал отличается именно умением объяснять сложные вещи просто.

Таким образом, изучение коммуникации в суде присяжных средствами юриспруденции и лингвистики вносит вклад

- в криминологию (выявление признаков состава преступления, их группировка и анализ с точки зрения преступности и наказуемости),

- в процессуальную науку (процесс с участием присяжных должен быть эталоном состязательности),

- в уголовный процесс как практическую деятельность юристов (поведение в судебном заседании в соответствии с процессуальными полномочиями и функциями; отбор, группировка и оценка доказательств; юридическая техника - составление различных процессуальных документов; судебная риторика).

Наконец, полученные результаты могут быть с успехом использованы в профессиональной подготовке и переподготовке юристов и лингвистов-экспертов, при этом можно практиковать самые различные учебные формы и их комбинации (деловые игры, имитирующие судебный процесс или отдельные его этапы; анализ реальных документов и выступлений участников процесса; производство учебных судебно-лингвистических экспертиз с составлением заключений).

В нынешнем году юридическое сообщество отметило 170-летнюю годовщину со дня рождения А.Ф. Кони, который 2 апреля 1916 года сетовал: «У нас очень часто забывали изречение Бентама, что "дешевый суд дорого стоит народу"»1. Теперь, похоже, позабыли и самого Анатолия Кони.

Отторгнув этот демократический институт, мы всё так же, как и сто лет назад, рассчитывали сэкономить. Суд присяжных стал процессуальным раритетом (а для многих - и рудиментом), но всё же думается, что именно сегодня его не следует ни терять, ни даже оставлять пылиться на полке, как утративший силу закон.

_____________________________________

1 Кони А.Ф. Новый суд / А.Ф. Кони // Собр. соч.: в 8 тт. / Под общ. ред. В.Г. Базанова, Л.Н. Смирнова, К.И. Чуковского. - М.: Юридическая литература, 1966. - Т. 1. - С. 394.

 

А д м и н и с т р а т о р

e-mail: 111@fse.ms

tel: 8(800)555-0-453 (Для регионов)

tel: 8(495) 666-5-666 (Для Москвы и МО)

Skype: Kostyuchenko.v.v

Wiber: +7(925)504-18-14

WhatsApp: +7(925)504-18-14

 

Экспертный портал: http://sud-expertiza.ru

Тренинговый центр: http://500.fse.ms/

Промо-сайт http://fse.ms




Ответить



  



Темы с аналогичным тегами лингвистическая экспертиза, экспертиза текста, автороведческая экспертиза

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Бесплатные консультации судебных экспертов. Консультации экспертов и оценщиков круглосуточно. Мы работаем без праздников, выходных и без перерывов на обед. Работаем по субботам и по воскресеньям. Принимаем заявки на экспертные услуги в ночное время.